E-mail Пароль:
Регистрация Забыли пароль?

Кинг Конг

-Где-то в океане есть остров, на котором прибита к самой большой скале бронзовая табличка. На ней написано:
Здесь, на этом острове в течение времени , с хрен знает какого года по 1985-ый , жил, трудился и , главное, работал знаменитейший герой , самец гигантской гориллы Кинг-Конг.
А как он там жил, чем веселил себя, ни слова. Придется мне пролить свет на это темное пятно истории.
 
-Жил Кинг-Конг мирно и счастливо: ловил рыбу, ловил птиц, ловил зверей, ловил людей, ловил кайф, в общем вдыхал жизнь полной грудью, даже не вдыхал, а ловил.
Кроме него на острове жило еще племя, которое ему поклонялось и раз в месяц втюхивало какую-то бабу. Кинг-Конг  был не в восторге от языческих обрядов своих эволюционных потомков, но и особенно вторгаться в их религиозные пристрастия не собирался. Всех баб он приводил к себе в пещеру и заставлял вязать из своей шерсти свитер. Так как свитер должен был быть не маленький, работы было много, условия были не очень, все как обычно. Некоторые пытались бежать , и у них получалось, тогда остальным , чтобы выполнить план, нужно было работать быстрее. Поэтому женщины сами не выпускали никого, работали в три смены, давали клятву перевыполнять план, от излишней возбудимости и отсутствия нелейсбийского секса заболевали грустными глазами, вздохами и онанизмом , и умирали. Тем не менее свитер продвигался, на момент, когда Кинг-Конга забрали на шабашку в Америку, было уже связано все, кроме рукавов и отделки на вороте в виде сцепившихся руками обезьянок. Женщины на острове были с юморком, и каждая десятая обезьяна цеплялась за предыдущую не рукой, а сами понимаете чем, чего дамам в пещере Кинг-конга не хватало. То сеть телевизором.  Так и остался где-то на острове гигантский шерстяной свитер с игривым орнаментом и без рукавов.
Больше всего на свете Кинг-Конг любил две вещи: изо всех сил бить себя кулаками в грудь и противоотечную мазь Индовазин. Ворочаясь во сне, Кинг-Конг за год вырыл себе пещеру.
Еще на острове жил Кинг-Соловей, от ранней утренней песни которого половина детей племени росли глухими
Из больших животных кроме Кинг-Конга на острове была еще большая змея, с которой постоянно дрался Киня. Причем , он эту змею каждый раз убивал, потом искусственно дыхание ей рот в рот делал, оживлял, выхаживал месяц…Скучно потому что одному…
Кроме Кинг-конга на острове жили еще просто конги, маленькие , обычные, как в сериалах BBC. Киня часто приходил к ним, начитавшись Джонатан Свифта , и играл в Гулливера и лилипутов: катал их на себе, ссаньем тушил пожары и отдавал свою шерсть на варежки. Конги же считали, что если есть очень много бананов  , а в туалет по большому не ходить, то будешь такой же , как Кинг-Конг – сильный, добрый , с улыбкой на лице и десятиметровым геморроем.
            У Кинг-Конга был и свой огородик. На нем он выращивал Кинг-Репу, Кинг-Горох и Кинг-Картошку, которую постоянно портил Кинг-Проволочник. Блин, вот тоже, почему эти американцы не привезли Кинг-Проволочника. Или им показалось недостаточно шокирующим десятиметровое ползающие бревно, прогрызающее бетон. Нет, большую обезьяну привезли, чтоб он им дома ломал, людей давил и вертолеты сшибал. От червяка хоть польза бы была, он мог метро рыть или полезным делом каким-нибудь заняться
Срать Кинг-конг ходил в море, поэтому племя не рыбачило. Вокруг острова таким образом образовалось рифовое кольцо, но кораллами там даже не пахло. А ссал Кинг-Конг в основном в речку с водопада. Поэтому с пресной водой у племени тоже частенько бывали перебои. А иногда Киня любил подойти к их поселку городского типа с гигантскими воротами из соломы и покричать. Туземцы все соберутся, на стены вылезут, чтоб там , копья метать, палки горящие, обороняться , в общем. А Конг доставал из меховой ширинки член и начинал их струйкой сбивать. На точность. Так за годы наловчился, что удачным движение бедер и кисти руки мог человек двадцать за раз со стены сбить. А еще Киня в пору полового созревания частенько подходил к стенам и дрочил так, чтоб потом им туда внутрь брызнула. После этого малыши племени целую неделю ели питательный белковый омлет. А так как самок на острове не было, то омлет дети ели постоянно.
 Однажды Кинг-Конг наелся каких то перезрелых фруктов, поорал песен, покрушил деревьев, змею раз шесть порвал и зашил, а в конце пришел в поселок и все стены им облевал. Самое интересное, что именно в тот момент, когда выворачиволо гигантскую обезьяну в самом поселке звал Бэкингема и шаман племени. У него в этот день дочка родилась. После этого авторитет шамана резко увеличился. К его многочисленным титулам было прибавлено еще одно: Умеющий Вызывать Рвоту и Большой Обезьяны с Огромным Желудком, а сам шаман получил памятный подарок от односельчан в виде проломленной головы.
В Нью-Йорке однажды заболел у Кинг-Конга зуб – пломба выпала, кариес, на острове всякую ведь хрень жрал – конфеты там, шоколад, курил опять же. В общем, кариес. А, нет, извините, Кинг-Кариес. Так вот , привезли к нему ветеринара. Дяденьку , лет пятидесяти, до пенсии которому недолго осталось, чтобы падлу сделать. Ветеринар в рот к нему залез, дыру в зубе осмотрел и сказал:- Работы тут много, буду ночами работать! – и поставил к нему в зуб диванчик и телевизор. Целую неделю там чего-то химичил да футбол смотрел, а потом вылез , плюнул и затрамбовал всю дырку гнутыми канализационными люками, потом все это оцинковкой закрыл и на саморезы ее закрепил. Специально ведь не на века делал, знал, что долго не жить клиенту. А ведь Киня бы им просто так не дал в зубе то ковыряться. Пришлось дать наркоз, цистерну морфия  ему впрыснули, хорошо. Потом еще, так неделю то и продержали. Кинг-Конг , конечно, неделю то как ангел был, чайку выпьет, глаза закроет и танцует, но зато привычка то выработалась и дозы нужны уже были покрепче. Киня же после этого каждую неделю стал на зубы жаловаться, или там на ногу, орет, морфину просит. Короче, дошло до таких доз, что наркотики стали у населения скупать. Патрули всех останавливают. Коп так ласково руку в салон, где смеются, протягивает и говорит:- Пожертвуйте для Кинг-Конга. И никто не отказывал. Даже вот наркоману с утра ломка, у него вторяки, денег нет, одна дорожка осталось, он сел приготовился,  весь в предвкушении счастье, тут стук в дверь, там старушка , лет шестидесяти с корзинкой:- Пожертвуйте Кинг-Конгу. И ведь отдаст. Столько людей, благодаря Кине, бросили , наконец , это занятие, я имею в виду игру на фортепиано…Но потом и этого стало не хватать. Тогда вызвали Кашпировского, он ему на нос уселся , сеанс провел, и все, - никакого влечения, все прошло. Только в левом ухе начало стрелять и печень стала петь частушки, а так ничего.
Острицы из жопы Кинг-Конга утаскивали детей из деревни .Блохи с Кинг-Конга вылавливались жителями племени, приручались и охраняли дома и скот. Дамы племени заводили себе мини-блох Кинг-Конга, чтобы вечерами гулять с ними на поводке, а дома гладить, сидя перед огнем, телевизора то не было
Жители племени тоже пользовались плодами с тела Кинг-Конга. Выпавшие у Кинг-конга молочные зубы на всю жизнь обеспечили племя сувенирными статуэтками из слоновой кости. Обряд посвящения мальчиков в мужчины заключался в поединке на ногтях с мизинца Кинг-Конга. Ногти с большого пальца, зазубривались и предназначались для двуручной валки деревьев. Жители племени мечтали о Кинг-Человеке , который придет , посадит Кинг-Конга в Кинг-Клетку , подойдет к стенам поселка, они радостно поднимутся навстречу ему на стену, а он будет струйкой их сбивать. Вот такие незатейливые мечты были у племени. Ничего пафосного: ни в космос полететь, ни Америку обогнать, ни бомбу поядренее придумать, - нет, просто хотели люди поменять большого обссыкателя, боролись , так сказать, за честь рода человеческого. Мол, от своего еще худо-бедно стерпим и, может быть, даже найдем применение, но от обезьяны никогда, только от отсутствия альтернативы.
Очень не любили Кинг-Конга слоны и зебры. Как только он их видел, сразу начинал орать и говорить, что они ходят неправильно. Слоны, - утверждал Кинг-Конг, должны ходить по диагонали, а кони  - буквой г. И вот попробуй хоть кто-нибудь, пока он видит, пройти по саванне не так, набросится и обоссыт. А ведь хищники кругом, зебрам от них буквой г то убегать не очень удобно. Вот такая жизнь была у животных. Или сожрут или обоссут.
Родителей своих Киня не помнил, помнил, что вынесло его как-то на берег , наверное их корабль потерпел кораблекрушение, и ему одному удалось спастись. Виноватыми в кораблекрушении он считал, конечно же, живущее на острове племя, о чем и напоминал при каждом их походе в лес. Он прятался за деревом, а потом резко выглядывал и пугал их так, чтоб они обосрались. Если они не срались,  значит, затея не удавалась. Тогда он злился , орал, выдирал деревья и плевался. Поэтому охотники племени старались не расстраивать большую обезьяну, и сами, даже не дожидаясь испуга, срали при его виде кучи дипломатической вежливости и уважения
Кинг-Конг любил заплывать в море и играть с синими китами в рыбака и рыбку. И побробуй бедный кит не выполни три его желания, сразу съест. А какие у него желания: поесть, попить и бабу. То есть лучше, если сразу съест. Но попадались и киты-извращенцы, как про себя называл их Киня «Мои холодные тугие рыбки»
Очень хотел Кинг-Конг научиться летать. Хотел сделать себе большие крылья и улететь на другой остров, где живет самка. Ух, он бы ей показал, что может лежа настоящая обезьяна. Но только лежа, потому что ни стоя, ни раком неудобно, - опереться не на что , положить некуда, только миссионерский обезьяний секс. От мысли к действию путь у Кини был недолог. Нужны крылья, значит, нужны крылья. Начал ловить птиц и отрывать крылья. Первым поймал Кинг-Соловья. Жители племени так долго благодарили Кинг-Конга за появившийся слух детей, что он не выдержал и раздавил их , потому что заснул стоя. Затем стал всяких других птах ловить и их крылья рвать, да в одну кучку складывать. Куча росла-росла, да и перестала расти. Кончились птицы. Хватило только на одно крыло. Но куда лететь с одним крылом, без меня тебе любимый мой, как пела Пугачева. Никуда не лететь. Отдал все перья Кинг-Конг рабыням и те сделали ему большую подушку, чтобы плакать по утрам от напрасной эрекции.
А без птиц на острове стало плохо, жуки, мухи, комары, почувствовав себя неприкасаемой кастой выползли иp; щелей, и спасения от них не стало. Появился среди них и Кинг-Комар, с лошадь размером, со здоровым жалом и членом, самка. Растения все загибаться начали, жуками объеденные, всяким хищникам есть тоже нечего стало , они все на Кинг-Конга начали поглядывать со злым умыслом, а самые смелые кошачьи хищники подходили к нему ночью и писали на лицо. Провоняв за неделю кошачьей мочой, Киня не выдержал . Залез на самый высокий холм и как с табуретки прочитал стихотворение-извинение перед птицами:
Птички-птички, я вас люблю
Прилетайте обратно, и я не буду вас больше убивать!
(так как он из американского кино, то убивать читается с ударением на второй слог)
Конечно, никакой рифмы, но это же перевод Маршака, по-обезьяньи то Киня очень складно все отчеканил. У жителей племени даже сложилось такое впечатление, что сейчас из-за гор должен выйти Кинг-Дед-Мороз-Конг , большая обезьяна, в красном халате, в красной шапке, с бородой и мешком подарков, но никто не вышел. А жаль стишок был мало того что новогодний, так еще про новый год. ...Не буду убивать, - как эта фраза пахнет елкой!
Птицы поверили Конгу и вернулись, убили всех мух, комаров, ну не всех конечно, а кто там заправила, общак насекомий поделили и на счетчик всех поставили. Кинг-Комара Кинг-Конг лично поймал, крылья оторвал и в мешок спрятал, потому что если соберешь тонну сушеных комаров, то получишь миллион бананов, а эта самка одна уже килограмм 300 весила. Птицы же тем временем не просто вернулись, а стали полными хозяевами острова. Пользуясь клятвой Кинг-Конга, как индульгенцией от всех грехов, они стали вить гнезда и высиживать птенцов прямо на Кине, всю шерсть ему извините, засрали, как будто он памятник какой то. Короче, опять он их начал убивать, они опять улетели, он опять стишок, они вернулись. Циклов через двадцать, в конце концов подписали контракт, все в нем оговорили, чтобы все нормально и стало все нормально, ну, то есть, как было…то есть, раньше…
Так и жила на острове большая обезьяна Кинг-Конг. Зла никому не делала, только по природным нуждам, все ее любили, все было хорошо, но приехали злобные американцы и забрали к себе в фильмах сниматься и небоскребы пузом чистить. Так что, если у вас дома живет черепашка, ну чуть побольше, чем у всех, вы лучше молчите, а то придет американец и заберет себе черепашку, потому что у них такая скука, даже флаг от сифилиса лечится. Россия – вперед. У меня все!

  601 
Архив статей о Вятке-Автомат за 2002-2004 годы. Часть 1-я.Архив статей о Вятке-Автомат за 2002-2204 год.Архив статей о Вятке-Автомат за 2002-2204 год. Часть 3-яИНТЕРВЬЮ С ГЕНЕРАЛОМ НИКИТОЙЛирическое,грустное, вечноеВРЕДНЫЕ СОВЕТЫ ДЛЯ ОФИСАКопоратив Темных СилИнтервью с Александром КрутиковымИнтервью с Отставным Генералом ЛеньСмета концерта к Дню Милиции 2010ЧАПАЙ. САГАЗлые тостыЖенщины - ВСЁ!!!Женщинам!ДюймовочкаСТЭМ Вятки 1/4 премьерки 2010ода начальнегуМалахопеди. Часть первая (1-50)ШаолиньТяжелоатлетическая сказкаСупер-героиСиние носкиДополняя ДарвинаПравила поведения в клубеПоговоркиПистонНаполеонЛюксембургКосмическая сагаБычьеБулки


Поиск

Связь со штабом




© Зло в опасности 2010 - 2011г.
Сделано MooW Studio



Злые Фото | Злое видео | Генералитет армии зла | Злые Языки | Злые респекты
Совершенно секретно | Гимны Зла | Блого Зло | Манифесты | WWZ | Злые Новости